Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках


О найденных после войны секретных немецких базах, обеспечивавших походы немецких судов и подлодок в нашу Арктику, в прошлые годы иногда упоминалось, но только «одной строкой». Но даже подобная краткость в налги дни дает этой строке право на жизнь, а военным историкам и исследователям — надежду на то, что подробное изучение нацистских тайн в Арктике все-таки будет проведено.

Первым тайным нацистским пунктом, найденным в советской Арктике еще в 1951 году, была база Кригсмарине № 24, Широкому кругу советских читателей о ней рассказали известный советский историк Борис Вайнер и знаменитый ледовый капитан Константин Бадигин. Попробуем рассказать, что сегодня, 56 лет спустя, известно об этой базе, а также о некоторых других таких же тайных объектах в Арктике.

О появлении немцев на острове Земля Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа) сообщали еще до начала войны — в марте 1941 года летчики нашей полярной авиации, которые заметили над советским островом немецкий самолет типа Dо-215.

Через год, уже летом 1942 года, здесь же работу неизвестной радиостанции и сигналы красными ракетами, подаваемые кому-то, обнаружили полярные летчики полковника Ильи Мазурука. Более того, при тщательном осмотре острова с воздуха они увидели какие-то сооружения, закрытые металлической сеткой. Но почему-то ни руководство ГУ СМП, ни командование и разведка СФ разбираться с необычной находкой не стали. Затем, похоже,

0 них вообще забыли (!} и вновь, совершенно случайно, кое-что на Земле Александры нашли только 12 сентября 1951 года, когда ледокольный пароход «Семен Дежнев» зашел в пролив Кембриджа, разделяющий острова Земля Александры и Земля Георга. На борту судна находилась изыскательская партия Арктикпроекта под руководством Топоркова.

Во время осмотра острова недалеко от края его восточного ледника были случайно обнаружены несколько блиндажей, метеоплощадка и радиомачта. Здесь же были найдены: продовольственная кладовая, жилье, вещевой склад и ремонтная мастерская.

Более тщательный осмотр показал:

В кладовой лежало с десяток деревянных ящиков. Часть из них была заполнена 1-килограммовыми жестяными банками (снаружи окрашенными краской для защиты жести от коррозии), а часть — 50-килограммовыми жестяными коробками. В первых были обнаружены норвежские и датские варенья и мармелад, датские пудинги и печенье, американские сушеные фрукты и изюм. Во вторых — норвежские патока, чай, кофе и шоколад.

Удалось найти даже несколько банок с венгерским яичным порошком и датской консервированной свининой. Здесь же хранились остатки спиртного — несколько нераспечатанных бутылок Hermann Меуег, Berlin.

На вещевом складе находились: связка двухсторонних камуфлированных курток на специальной зимней подкладке, десяток кожаных курток на бараньем меху и таких же кожаных рукавиц, меховые шапки, крытые кожей с назатыльником и наушниками, стояло несколько пар финских башмаков из оленьей шкуры. Кроме того, лежало несколько тюков шерстяного белья и суконных шерстяных брюк, пара кожаных лодок-каяков и столько же нарт, валялось несколько банок краски на олифе и запас спичек в жестяных коробках. Неподалеку было складировано несколько) канистр с бензином, на которых были отчетливо видны этикетки — Benzin, 1940, Wehrmacht.

Более тщательный осмотр показал, что вся территория была надежно защищена — так, по ее периметру было сооружено 6 окопов с пулеметными гнездами, пять блиндажей и 3 дзота, В дзотах были найдены 2 ротных миномета.

А в блиндажах лежали прекрасно сохранившиеся служебные бумаги, какие-то дневники, письма и даже несколько фотографий. В самом вместительном из блиндажей была установлена радио-станция, найдена секретная инструкция по проведению метеонаблюдении и журнал с записями погоды. Последняя запись в этом журнале была датирована 24 мая 1944 года.

Главный жилой бункер имел 7 комнат, из которых 2 явно предназначались для офицерского состава. Кроме общей спальни, рассчитанной примерно на 20 человек, здесь же имелись столовая, кухня и кладовые, У бункера валялись гильзы от использованных парашютных осветительных ракет, которые были изготовлены в 1941 году, в ремонтной мастерской на территории базы все станки и механизмы были хорошо законсервированы. Неподалеку от мастерской лежала небольшая моторная лодка, практически готовая к работе.

Позже удалось уточнить — советские полярники нашли тайную базу № 24 военно-морской, метеорологической и пеленгаторной службы Кригсмарине.

В пяти километрах от основной базы (на мысе Нимрод) в небольшой избушке (по другим данным, просто под тентом) находилась еще одна компактная, но мощная радиостанция. Ее антенная стойка была изготовлена в виде колодезного «журавля» и при необходимости легко убиралась.

Найденные документы показали, что в 1943–1944 годах на этой тайной базе располагалась немецкая метеопартия «Кладоискатель» под командованием лейтенанта А. Макуса и научного руководителя В. Дресса.

Германские зимовщики были доставлены сюда на пароходе «Кединген» 15 октября 1943 года. В задачи метеопартии входило не только обеспечение немецких кораблей, подводных лодок и самолетов метеосводками и сообщениями о состоянии ледовой обстановки, но еще радиоперехват и дешифровка советских радиограмм, а также радиопеленгование советских и союзных военных конвоев.

Ваза «кладоискателей» успешно действовала до весны 1944 года. Но в конце мая немцы отравились свежим медвежьим мясом и заболели трихинеллезом. Однако помощь пришла только через месяц, когда сюда прилетел самолет Fw-200 «Курьер» (3-й отряд 1-й авиагруппы 40-й бомбардировочной эскадры). Совершить посадку на остров не удалось, поэтому на парашютах была высажена медицинская бригада, сброшены медикаменты и медимущество.

Лишь 10 июля 1944 года метеоэкспедидия «Кладоискатель» была вывезена гидросамолетом BV-138. А в октябре 1944 года в пролив Кембриджа пришла подводная лодка U-387, которая и вывезла в Нарвик наиболее ценное оборудование и метеоаппаратуру. Кстати, позднее эта же подлодка вывозила метеооборудование еще с двух тайных станций, которые располагались на берегу новоземельского залива Иностранцева и на острове Медвежий.

Еще одно посещение базы № 24 состоялось уже в 1991 году, когда архипелаг Земля Франца- Иосифа посетила советско-норвежская полярная экспедиция. В период подготовки этой экспедиции историку Норвежского полярного института Сюзен Барр удалось отыскать в Германии бывшего гидрографа-метеоролога метеобазы — Рудольфа фон Гарбати. Он передал госпоже Барр подробную карту минного заграждения, установленного на подступах к станции.

При проверке оказалось, что на подходах к базе действительно было поставлено минное заграждение из 12 мин гальванического действия, централизованная система управления которым была выведена в главный бункер.

B память о состоявшейся экспедиции Сюзен Барр как экспонат для музея получила одну из обезвреженных мин.

На этом можно было бы и закончить описание тайного опорного пункта нацистов на Земле Александры. Но оказалось, что точку в перечне необычных находок на архипелаге Земля Франца-Иосифа ставить еще преждевременно, так как советские полярники Топоркова, строители арктического аэродрома, полярные авиаэкипажи, да и советско-норвежская экспедиция, фактически увидели лишь верхушку айсберга.

Обоснованием для такого заключения является следующее: в конце 50-х годов тут же на Земле Александры, а вернее, на полуострове Полярных Летчиков, поблизости от немецкого аэродрома, куда в июне 1944 года пытался сесть FW-200 «Курьер», наши военные строители приступили к строительству советского аэродрома. Правда, и сегодня совершенно неясно, зачем понадобилось строить новую взлелею полосу по соседству с уже хорошо благоустроенной взлетно-посадочной полосой (ВПП) нацистов? Тем более что место размещения немецкой ВПП было выбрано идеально, так как летом она просыхала самой первой, а зимой (в отличие от нашей) из-за постоянной продувки сильными ветрами требовала минимальных усилий для очистки от снега.

При проведении этих работ неподалеку от строящегося аэродрома строители обнаружили странные вентиляционные «грибки», но, к сожалению, далее не попытались ничего узнать об их назначении. Лишь авиаэкипаж знаменитого полковника Ильи Мазурука очень близко подошел к главной загадке острова Земля Александры, так как фактически обнаружил там наличие подскальной базы для немецких подлодок.

В тот осенний день, в конце 50-х годов, вентиляционные шахты подскальной базы были совершенно случайно найдены летчиками во время осмотра бывшего немецкого аэродрома. Более того, продолжая осмотр, они обнаружили вход в подземелье, но, к сожалению, во внутрь подскальной базы спуститься не успели, так как начался прилив и вход в подскальный грот стал быстро уходить под воду.

Последующие исследования показали, что впервые воочию внутренности этой базы еще в сентября 1944 года увидел командир тральщика Т-116 капитан-лейтенант В. Бабанов. Случилось так, что примерно через две недели после потопления им в Карском море U-362 Т-11б вместе с минным заградителем «Мурман» были направлены на Землю Франца-Иосифа и Северный остров Новой Земли «для обеспечения зимовочными запасами экипажей метеостанций». Но как капитан-лейтенант Бабанов мог узнать о местонахождении секретной нацистской базы? Ответ может быть достаточно простым. Видимо, среди всплывших обломков вражеской подлодки В. Бабакову удалось найти и прочитать документы о существовании базы на Земле Александры.

Например, среди тех бумаг, которые могли находиться во всплывшей брезентовой сумке, поднятой на борт тральщика. Причем здесь надо особо указать, что времени для ознакомления с содержимым этой сумки у командира Т-116 было более чем предостаточно, так как после успешной атаки и потопления нацистской U-362 никаких срочных заданий Т-116 не выполнял.

Одновременно в задачи по обеспечению этого рейса был включен постоянный пункт о поиске и уничтожении немецких подлодок, а также формально дежурный пункт, ориентированный на поиск тайных германских баз,

Выполняя это задание, оба корабля 24 сентября 1944 года подошли к кромке льда в 50 милях от бухты Тихая (Земля Франца-Иосифа) — Здесь корабли разделились. Минный заградитель, имеющий более крепкий корпус, стал пробиваться через лед к полярной станции, а тральщик остался ожидать его у ледовой кромки.

Скорее всего, вместо бесцельной траты времени на почти недельное ожидание «Мурмана» у кромки льда капитан-лейтенант Бабанов воспользовался приказанием о поиске тайных баз и пошел к острову Земля Александры. Самым удивительным в этой истории было то, что он не только нашел базу, но и сумел спуститься в ее подскальные недра, куда вела неширокая каменная лестница. Далее по нише, вырубленной прямо в скале, молено было быстро дойти до пары комфортных (с каминами) бревенчатых сооружений-казарм, укрытых маскировочной сетью, а при осмотре самой подскальной базы было обнаружено два пирса: на одном из них стоял подъемный кран «Демаг», предназначенный для погрузки минного и торпедного боезапаса. Другой пирс предназначался для ремонтных работ и зарядки аккумуляторных батарей. Электрокабели этого причала были полностью готовы к использованию.

Вот и все, что успел сообщить об этой главной загадке Земли Александры один из известнейших ветеранов Северного флота. К сожалению, ни доклада, ни других материалов о результатах того короткого похода тральщика Т-116 нам найти не удалось. Их почему-то нет ни в одном из доступных архивных документов штаба Северного флота, хотя такие документы обязательно где-то есть, ибо такой опытный командир, как В. Бабанов, не мог не доложить по команде, причем обязательно в письменном виде, о своем открытии!

Меж тем наше знакомство с мемуарами гросс-адмирала Карла Денница показало, что все увиденное В. Бабановым полностью соответствовало требованиям, предъявляемым Кригсмарине к подскальным базам, сооружаемым Третьим рейхом для базирования подводных лодок.

Воспользуемся этими воспоминаниями адмирала и смоделируем внутренний вид нацистской подскальной базы на острове Земля Александры. При этом за наглядный образец возьмем бункеры-«гаражи» (так сегодня их называют франпузские моряки) бьюшей немецкой базы подводных лодок, сооруженной в годы Второй МРфОвой войны в акватории французской военно-морской базы в Бресте. Кстати, фотографию этой базы можно отыскать в открытой литературе, а одному из авторов данной книги даже удалось побывать в ее бункерах.

Правда, сразу же придется учесть, что размеры убежищ «серых волков» под арктическими скалами должны быть значительно скромнее, чем в бетонных боксах, специально построенных военными строителями Третьего рейха в портах Франции и Норвегии, Хотя надо признать, что:

Специальные бункеры для подводных лодок в Сен-Назере и Бресте до настоящего времени представляют самое настоящее военное строительное чудо прошлого века. Действительно, они имеют по 12–15 боксов, в каждом из которых одновременно могли находиться по 3–4 подводные лодки. Между боксами были сооружены железобетонные стены многометровой толщины. Мощные стальные щиты-затворы после опускания надежно защищали каждый бокс со стороны моря. Минимальная толщина верхних перекрытий, сделанных тоже из железобетона, составляла восемь метров. Даже специальные 5,5-тонные английские суперавиабомбы не могли их пробить, в том числе и при прямом попадании в перекрытие, что подтверждается реальным попаданием одной такой бомбы. Неудивительно, что работы на подлодках, стоящих под такой защитой, не прекращались даже во время самых жесточайших бомбардировок. В этих бункерах, словно на конвейере, немецкие субмарины проходили все этапы подготовки к океанским плаваниям, а экипажи отдыхали и спокойно собирались в поход. Это спокойствие было обеспечено еще и тем, что все необходимые запасы для нормального жизнеобеспечения находились здесь же на специально оборудованных складах.

Используя рассказы В. Бабанова и летчика И, Мазурука, мы предполагаем, что морской вход в эту подскальную базу надо искать где-то на берегу между озером Пинегина и бухтой Дачная или недалеко от восточного ледника острова. Наиболее вероятно, что вход находится где-то у ледника, так как именно здесь в середине 70-х годов прошлого века была обнаружена американская атомная подлодка. Некоторое время она оставалась в надводном положении, а экипаж внимательно изучал в бинокли «восточные» скалы с вмурованными в них мощными кольцами-рымами.

Второй раз американская атомная подводная лодка была обнаружена в этом же районе уже в 2000 году. Хотелось бы знать, что здесь делали незваные гости.

А сколько подобных визитов могло остаться незамеченными, мы не знаем, как и о том, что же искали здесь американские подводники.

Сейчас, по прошествии более чем 60 лет, североморцев, видевших эту нацистскую базу своими глазами, отыскать уже не удастся, а пограничники, несущие службу в этих краях, почему-то очень не любят далеко уходить от своей погранзаставы. Опять-таки вопрос далеко не праздный — почему? Говорят, что из-за множества белых медведей, расселившихся на острове!

Но если в ближайшее время мы не направим на остров хорошо подготовленную экспедицию, то еще через десяток лет уже точно не узнаем, что скрывается под скалами Земли Александры и что здесь искали подводные атомоходы ВМС США. В лучшем случае наши внуки и правнуки, изучающие историю Арктики, узнают о самом факте существования такой базы только благодаря прежним находкам на этом острове, которые сегодня выставлены в виде экспонатов в мурманском музее Арктической группы погранвойск,

Но фашистская подскальная база на Земле Александры — это далеко не единственная загадка архипелага Земли Франца-Иосифа, Так, например, еще одним «белым пятном», только уже на другом острове архипелага (на Нордбруке), стали вместительные сооружения-склады, которые до начала 60-х, почему-то (?} только издали неоднократно рассматривали в бинокли советские ледовые капитаны.

Когда же наконец до этих мест решили добраться, то обнаруженный ассортимент умело складированных и отлично сохранившихся там продуктов весьма удивил даже заслуженных советских полярников.

Здесь наравне с продуктами, схожими с ассортиментом александровского» склада, было обнаружено огромное разнообразие датских и норвежских мясных консервов, несколько сортов американских супов, датское масло, норвежское сушеное молоко, немецкие сушеные овощи, датский пеммикан, а в бочках — большое количество соленой рыбы и растительного масла. Среди этих запасов даже удалось найти несколько ящиков коньяка, белого и красного вина. Одним словом, прекрасно организованный склад продовольствия, вот только для кого предназначались все эти запасы и что еще можно найти на этом острове, если тщательно поискать, пока остается тайной.

Во время работы над данной книгой нам удалось встретиться сразу с несколькими полярниками, которые подробно рассказали о неожиданных находках таких же брошенных немецких баз и складов, размещенных в других районах российской Арктики.

Наиболее вероятно, что подобные продовольственные и топливные, а возможно, оружейные, вещевые и иные склады, умело спрятанные нацистами на различных островах, которых предостаточно разбросано вдоль Севморпути, создавались специально для немецких рейдеров и подлодок и что многое в них до сих пор надежно хранится в естественных холодильниках Арктики.

Например, один из новоземельских старожилов рассказал о некоем громадном подскальном сооружении, расположенном в Белушьей губе — на острове Междушарский, другой — о таком же сооружении, но только в проливе Маточкин Шар.

В географическом смысле такое размещение подобных баз с военной точки зрения вполне логично. Так, например:

Белушья губа находится на Северном побережье пролива Костин Шар (между островом Междушарский и южным островом Новой Земли), к западу от залива Рогачева. Это место является весьма (удобным для базирования, так как корабли, находящиеся на акватории этой базы, могут выходить в базу и выходить в океан сразу через два пролива: кратчайший выход в море — между мысом Лилье и северо-западной оконечностью острова Междушарский, а другой — через пролив Костин Шар, Такое расположение, вероятно, очень нравилось главному командованию Кригсмарине.

Действительно, подобная же система была предусмотрена в порту Киль, где базировались нацистские субмарины из «призрачного конвоя». Кроме того, мы еще встретимся с подобным выбором в секретной базе, созданной фашистами в дельте реки Лена.

Косвенным подтверждением тому, что новоземельские старожилы действительно могли видеть собственными глазами крупные тайные базы на Новой Земле, могут служить факты постоянного обнаружения в этих районах немецких подводных лодок.

Например, вряд ли действия подводной лодки U-601 у Новой Земли 27 июля 1942 года были случчайными. В тот день в заливе Моллера она расстреляла два гидросамолета ГСТ из авиагруппы полковника И. Мазурука и здесь же сожгла пять домов и склады полярной станции. А несколько часов спустя эта же субмарина атаковала гидросамолет МБР-2 старшего лейтенанта Л. Елькина, который, приводнившись в заливе Рогачева, выполнял специальное задание командующего СФ.

Анализируя эти события, можно предположить, что наши самолеты спугнули экипаж субмарины, что-то ожидавшей в районе расположения стационарной базы, находящейся в Белушьей губе или у острова Междушарский, например очереди для захода в подскальное пространство для пополнения боезапаса, которое было в это время занято другой подлодкой.

Возможно, именно этим объясняется то, что в вахтенном журнале U-601 отсутствует запись об успешной атаке на советские самолеты, так как в случае наличия запрета на боевые действия в районах размещения баз (что, кстати, вполне возможно в целях их маскировки), подобная запись, даже о победе, могла быть чревата большими неприятностями для командира нацистской подлодки. Кроме того, наше предположение основывается на том, что последующие четверо суток эта нацистская субмарина провела где-то в районе пролива Маточкина Шара, а затем вернулась к острец Междушарский.

Сюда лее можно включить и официально зарегистрированный факт, что 19 августа 1942 года к острову Междушарский совершенно открыто шли сразу две немецкие подлодки — U-456 и U-209. Наиболее вероятно, что сюда они направлялись с целью пополнения боезапаса,

Но в тот день им помешали дозорные корабли Новоземельской военно-морской базы, о формировании которой нацисты еще не подозревали. И субмарины, словно нехотя, ушли из района нежелательной встречи. Хотя слово «ушли» скорее имеет двойной смысл, ведь они могли вернуться в этот район в подводном положении. Но куда?

Кроме того, возможно, совершенно неслучайно именно здесь экипаж крейсера «Комет» проводил высадки " шуточных" десантов? Может быть, целью этих десантов была проверка состояния ранее законсервированных баз?

Тем более что некоторые заслуженные советские полярники рассказали нам о подскальном гроте в проливе Маточкин Шар, где немецкие подводные лодки могли всплывать прямо в акватории подскального озера, а один из очевидцев уже после войны даже присутствовал в одном из таких гротов при затеске там старой динамо-машины (вероятно, еще кайзеровских времен), которая и в 70-е годы легко завелась и обеспечила аварийным освещением поиски основного щита электропитания таинственной базы. При осмотре этой пещеры был обнаружен склад продовольствия, но изготовленного уже в гитлеровской Германии. В одном из ящиков на этом складе были даже найдены специальные «бодрящие» конфеты, основанные на стимуляции нервной деятельности.

У нас есть даже свидетели, которые еще в детстве пробовали эти конфеты, доставшиеся им в качестве трофеев, привезенных отцом после морского похода. Кстати, наличие в этой базе «древней» динамо-машины наводит на мысль, что речь во-обще идет о тайной новоземельской базе еще кайзеровского флота, с которой подводники действовали против российских и английских судов в Белом море в годы Первой мировой войны. Не исключено, что и у нас еще появится возможность увидеть эту законсервированную немецко-нацистскую базу! А может, и запустить ее динамо-машину.

Вообще, новоземелъский архипелаг хранит множество загадок Третьего рейха, о которых мы толком абсолютно ничего не знаем. Этот факт наглядно иллюстрируется теми находками и наблюдениями наших полярников лишь на одном северном острове Новой Земли, которые были официально зарегистрированы только в течение одного летнего периода 1943 года.

1. Радисты со станций на мысе Выходной (пролив Маточкин Шар) и в заливе Благополучия в июле-августе 1943 года часто фиксировали работу неизвестной корабельной радиостанции большой мощности. Вскоре, после того как зимовщики станции «Залив Благополучия» открытым текстом доложили о своих наблюдениях на Диксон, неподалеку от берега всплыла немецкая подлодка и уничтожила метеостанцию артиллерийским огнем, Уже лишь после окончания Великой Отечественной мурманские моряки в прибрежных скалах неподалеку от входа в залив Благополучия нашли заброшенное укрытие на восемь человек» При обследовании этого логова была обнаружена вязаная матросская шапка pudelmutze, потрепанная серая куртка с металлизированными «под золото» пуговицами с якорями и погонами бутылочного цвета, пустые консервные банки от датских и норвежских консервов, выпущенных в 1942 году, да несколько пустых бутылок из-под Нег-mann Meyer, Berlin и датского брусничного сиропа.

2. Двадцать второго августа 1943 года у мыса Крашенинникова (60 vиль от Выходного) немецкая субмарина вышла на связь с кем-то «неизвестным», который дал ей короткий ответ с маломощной радиостанции. Получив этот ответ, субмарина, обогнув оба новоземельских острова, пошла… в залив Благополучия. Через неделю в том же районе вновь с кем-то вышла на связь, но уже другая немецкая подлодка. Радиоразведчики Северного флота отметили, что эта же субмарина 13 августа уже выходила на радиосвязь у Белушьей губы, а затем — у новоземельского острова Крестовый, а 26 августа еще раз засветилась у шхер Минина.

3. На мысе Пинегина (залив Иноземцева) экипажем U-703 под командованием обер-лейтенанта Иоахима Бруннера 22 августа 1943 года была установлена автоматическая метеостанция «Герхард». Но только ли подводники занимались установкой метеоавтоматов?

Вообще, исключительной самоуверенности и даже наглости, которые проявляли нацистские подводники и летчики на островах и в проливах новоземельского архипелага, удивляться не стоят, если только ознакомиться с тем, как бывший командующий Беломорской военной флотилией, тогда еще вице-адмирал, Ю. Пантелеев характеризовал этот регион:

Ведь ее острова протянулись почти на тысячу километров. На суше — полное бездорожье. Сообщение между нашими полярными станциями только морем или на оленьих упряжках.

При этом на Новой Земле много глубоких, хорошо укрытых бухт на берега которых, даже во время войны, так ни разу и не ступила нога североморца. Большая часть домиков промышленников была нанесена на наши карты только по данным опроса охотников и рыбаков. А подробную карту архипелага подготовили и издали лишь через несколько лет после окончания Великой Отечественной воины.

И хотя в 1942 году во многих местах архипелага появились наши посты наблюдения и связи, не исключено, что в некоторых бухтах? существовали хорошо укрытые базы фашистских подводных лодок. Представляется вполне возможным, что о некоторых из них мы ничего не знаем и сегодня!

Однако подобными тайнами богаты и другие районы советской Арктики, еще менее обжитые, чем новоземельский архипелаг.

Так, в шхерах Минина в годы войны была создана одна из тыловых баз для немецких подлодок (по типу вышеупомянутой базы «Норд»).

На острове Подкова (где всю войну жили наши промысловики) только после окончания боев в Заполярье были обнаружены пакгаузы с консервированным продовольствием, а также несколько отсыревших упаковок матросских бушлатов «коллани», комплектов серой (полевой) униформы Кригсмарине и вышеупомянутых вязаных pudelmutze.

В 1946 году моряки с гидрографического судна «Исследователь» обнаружили следы пребывания подводников Денница на острове Вардропер, где летом 42-го или 43-го нацисты соорудили наблюдательный пункт, представлявший собой заглубленное на полтора метра укрытие под маскировочной сетью (в цвет летней тундры). При осмотре этого поста были обнаружены остатки аккумуляторов Sammler 2В 38 и детали мощной радиостанции, которую, скорее всего, использовали для передачи целеуказаний «Адмиралу Шееру» или «викингам». На ближайшем навигационном знаке нашли обрывки антенны. А неподалеку лежало несколько пустых консервных банок из-под датских шпрот.

Не забыли нацистские подводники и берег Ха-ритона Лаптева. Так, например:

В заливе волчий (архипелаг Норденшельда), куда часто заходила U-354, в 1947 году на одном из островков было обнаружено немецкое продовольственное хранилище с большим количеством консервированных продуктов и растительного масла, а также склад осветительных ракет Nicolaus.

А на островах Мона сразу же после войны было найдено место для отдыха немецких подводников с большим количеством пустых банок из- под различных консервов и пустых бутылок от спиртных напитков. Побывали подводники Кригсмарине и в Енисейском заливе. Так, в период с 5 по 10 сентября 1943 года в бухте Слободской (восточный берег Енисейского залива) местные охотники наблюдали немецкую подводную лодку, которая ежедневно перед наступлением темноты приходила в бухту, а утром уходила в море.

Примерно в эти же дни рыбаки на мысе Песчаный (южный берег Енисейского залива) видели вблизи берега еще одну фашистскую подлодку, которая не скрывала имперский флаг на флагштоке. Однако при попытках наших рыбаков приблизится к субмарине на байдарке немцы быстро отходили в море. А через час-два возвращалась на место своей стоянки.

Было также замечено, что в дневное время обе германские субмарины часто лежали на мелководье, укрытые маскировочными сетями, либо находились в дрейфе. При появлении вблизи советских самолетов эти лодки немедленно ложились на грунт.

Но почему все эти факты стали известны командованию Северного флота только после войны? Здесь может быть дано много объяснений, в том числе и такое, что в военной истории советского Заполярья, к сожалению, были отмечены случаи откровенного безразличия наших зимовщиков к соседству с тайными немецкими базами или хранилищами.

Например, в конце лета 1943 года в двух милях от полярной станции на мысе Лескин (в Енисейском заливе) море выбросило на берег сразу три торпеды. Но наши зимовщики не стали разбираться, чьи они и как сюда попали. Находку просто взорвали и, сделав короткую запись в вахтенном журнале, забыли далее просто доложить по команде о столь неординарном событии.

А ведь двухтонные торпеды не приспособлены для самостоятельного плавания, тем более в связке. Скорее всего, где-то в районе этого мыса немцами было создано хранилище для торпед. Либо где-то неподалеку немецкие подводные «снабженцы» передавали торпеды с одной субмарины на другую. Но советские зимовщики почему-то просто не заметили таких фактов и тем более не докладывали о них.

Не меньший интерес и удивление вызывают также сведения о том, что в самый разгар Великой Отечественной войны на территории воевавшей с нами Германии периодически появлялись в продаже шкуры морских животных, меха, панты оленей и даже рукодельные поделки северных мастеров из моржовой кости. Как все это могло попадать в руки нацистов?

Оказывается, в норвежских портах базировались не только «серые волки» Денница, но еще и подлодки специального назначения, которые, проникая в Карское море, приходили в самые удаленные уголки побережья Западной Сибири. Здесь, в так называемых медвежьих углах (а таковых ой как много по трассе Севморпути!), нацисты высаживались и покупали у местных аборигенов заполярные дары. Именно покупали, причем на совершенно добровольных началах, так как за все годы войны ни одного сообщения о нападениях на поселения и зимовки оленеводов или зверобоев найти не удалось! Очевидно, что расплачивались нацисты за такие покупки советскими рублями, которых в Третьем рейхе было предостаточно, так как начиная с первых дней войны содержимое банковских сейфов из захваченных советских городов поступало в специальное банковское отделение Исследовательского института континентально-европейской политики, которое было подчинено особому уполномоченному фюрера по вопросам национал-социалистического воспитания рейхс-ляйтеру Альфреду Розенбергу,

Однако вернемся к еще пока почта не открытым и только частично известным нам базам, и сегодня надежно хранящим свои тайны, которые можно считать Вполне способными преподнести нам весьма неожиданные сюрпризы. Например, таким, как тайная база в устье великой сибирской реки Лены.

Секретную немецкую базу в устье реки Лены мы считаем самой отдаленной из всех известных нам баз, созданных нацистами в советском секторе Арктики. В принципе, обследование и изучение этой базы было бы нужно (или можно) начать еще в 1963 году, когда на берега Неелова залива море стало выносить бочки с соляркой, помеченные символикой вермахта. Местные жители с удовольствием принимали эти «дары моря», но как и откуда они появлялись, не интересовались. Поэтому тайная «ленская» база была впервые обнаружена и осмотрена вертолетчиками БАМа только в середине 70-х годов.

По их воспоминаниям, сооружения базы были построены у безымянной протоки на плоском острове, укрытом от ветров высокой скалой. Скорее всего, это мог быть остров Столб, находящийся в южной части дельты реки. Нагое столь конкретное предположение основано на том, что многие острова в дельте Лены просто не годятся для создания базы. Они состоят из песка, ила вперемешку с прослойками из вечного льда, а потому подвержены заметным разрушениям под влиянием прибоя, течений и плюсовых температур.

Очевидцы рассказали, что на левом берегу Быковской протоки они обнаружили 200-метровый бетонный причал. На причале через каждые 10 метров в бетон были вмурованы мощные швартовные кнехты. Непосредственно к причалу примыкала большая расселина, практически полностью прикрытая сверху многометровыми скальными породами. Вероятно, в этой расщелине под скальными породами размещена большая пещера. Что эта пещера хранит в своих недрах — неизвестно, так как часть обвалившегося каменного козырька полностью закрыла вход в нее. Представляется совершенно очевидным, что обвал каменного козырька произошел после сильнейшего взрыва,

Рядом с причалом располагалась площадка, на которой было складировано несколько сотен 300-литровых бочек с соляркой и керосином, которые можно было подвозить к причалу по специально проложенной узкоколейке. Выход в море Лаптевых от причала можно было осуществлять сразу через две речные протоки: Быковскую и Исполатова. (Ну чем не маленький Киль?)

Впервые много и открыто о ленской базе заговорили только через несколько лет после ее открытия вертолетчиками БАМа, Редакции газет «Советская Россия» и «Комсомольская правда» даже собирались организовать специальные экспедиции на эту базу. Но ни одна из них не состоялась, а открытая информация о необычной находке, за исключением нескольких коротких сообщений в газетах, внезапно исчезла. Сначала, видимо, на всякий случай за цензурой пеленой, а потом в хаосе перестройки.

Анализируя факты с позиции наших сегодняшних знаний, можно предположить, что изначально база предназначалась для заправки топливом тех четырех нацистских рейдеров, которые планировалось проводить по Севморпути вслед за «Комет» на Тихий океан. А далее — обеспечивать топливом германские транспорты, которые с началом Второй мировой войны простаивали у причалов некоторых тихоокеанских стран. А может, и не только топливом? Ведь мы пока ничего не знаем о том, что именно хранится в заваленной пещере!

А содержимое этой пещеры может оказаться весьма интересным, так как та далекая от Германии база существовала автономно (а возможно, и активно эксплуатировалась) в течение долгих пяти военных лет. Кстати, это еще один доказательный факт того, что в годы Великой Отечественной войны в советской Арктике постоянно действовало некое специальное соединение (возможно, секретная флотилия) германских субмарин, которое имело совершенно иные задачи, чем охота за советскими караванами, идущими по Севморпути.

К сожалению, сегодня большинство как российских, так и иностранных историков относятся с большим сомнением к информации о транспортной и тем более иной деятельности германских подлодок в арктических морях Советского Союза- Но это совершенно не означает, что такая информация не хранится где-то в архивах Кригсмарине или иных ведомствах бывшей нацистской Германии.

Вот только несколько примеров, которые явно подтверждают транспортную деятельность германских субмарин в водах советского Заполярья:

1. Немецкая подлодка U-362, которая, по официальным данным, совершила шесть явно не боевых походов в Арктику, так как никогда не была замечена ни в одной стае «серых волков». В 1944 году эта лодка была потоплена неподалеку от бухты Бирули (Берег Харитона Лаптева). А ведь именно где-то в этом районе нацисты добывали некую руду, которую, погрузив в специальные контейнеры, далее везли в порт Лиинахамари. (Может быть, именно такой груз до сих пор находится на борту этой лодки.)

2. Восемнадцатого сентября 1944 года три немецкие подлодки попытались форсировать пролив Вилькицкого и пройти к советскому порту Нордвик. Зачем — установить так и не удалось.

3. В первых числах мая 1945 года в море Лаптевых со специальным заданием была направлена немецкая подлодка U-534. Несмотря на то, что эта подлодка вошла в состав Кригсмарине только в 1943 году, к началу арктического похода она прошла внеплановый ремонт, связанный с ее модернизацией, и была подготовлена к дальним походам к берегам Арктики или Антарктиды.

Предполагалось, что в майском походе и-534 сначала зайдет в некую базу на побережье Норвегию. Затем пересечет Баренцево и Карское моря и через пролив Вилькицкого пройдет в море Лаптевых, Здесь она дозаправится топливом в секретной базе на реке Лена и проследует к архипелагу Северная Земля, где на одном из островов выгрузит 11 ящиков специального груза. А далее вернется в Киль.

Но уже в начале похода эта лодка была потоплена в проливе Каттегат. {10}

Детали похода могли быть несколько иными, но «534-я» обязательно должна была зайти в обе секретные арктические базы, находящиеся в глубоком тылу СССР/

Более того, после возвращения из Арктики для U-S34 был запланирован поход к берегам Аргентины, а возможно, и Антарктиды для участия в специальной операции "Огненная Земля" (по одной из версий — доставка неких важных грузов или неких официальных лиц в секретные базы Южной Америки). Уж не исполнителей ли вышеупомянутого спектакля с двойниками?

Погибшую подлодку нашли датские аквалангисты еще в 1977 году. После ее осмотра некоторые сохранившиеся корабельные документы рассказали о маршруте похода и погрузке на борт неких ящиков спецгруза. Но этого груза на подлодке не оказалось!

Что было в них и кто должен был принимать спецгруз на Северной Земле, осталось загадкой. Только в начале 90-х годов удалось установить, что на следующий день после гибели субмарины, то есть уже утром 6 мая 1945 года(1), несмотря на хаос, царивший тогда в германских штабах, специальная команда водолазов Кригсмарине подняла весь груз и вывезла его в неизвестном направлении. Такая оперативность и организованность, безусловно, заставляет задуматься и предположить, что груз, вывозимый на U-534, имел для Третьего рейха особую значимость!

Кроме того, согласно найденным на лодке документам, было установлено, что на борту (вместе с некими пассажирами) находились 53 человека (хотя в эти дни на подводных лодках типа VII–C40, к которым относилась и U-534, максимальная численность экипажа состояла не более чем из 48 человек). Это было связано с тем, что после гибели на Балтике нацистских транспортов «Вильгельм Густлов» и «Генерал Штойбен», эвакуировавших курсантов и преподавателей Школы подводного плавания Кригсмарине, на немецких подводных лодках, выходивших в море, некомплект личного состава был узаконен специальным приказом.

Выходит, что на Северную Землю или в устье Лены U-534 везла не только спецгруз, но и пять пассажиров, а обратно могла бы забрать до десяти человек, для которых на подлодке в связи с уменьшением штатного состава были спальные места. Но некие пассажиры так и не дождались своей спасительницы.

Здесь вполне уместно напомнить, что в мае 1945 года где-то на берегу губы Буор-Хая (море Лаптевых) все еще находились представители вермахта. И это не фантастическое предположение, а реальный факт, который подтверждается весьма загадочной находкой, сделанной летом 1963 года недалеко от советского порта Тикси, на безлюдном берегу Неелова залива.

В тот день примерно в 25 километрах от порта, на каменной осыпи у залива, были найдены останки погибшего человека в серой «несоветской» форме. Ни документов, ни каких-либо бумаг у погибшего не обнаружено, а над его внешностью поработало полярное зверье. Однако на воротнике куртки погибшего сохранилась черная петлица с желтым узорчатым шитьем, а на куске ткани, бывшем когда-то левым рукавом куртки, — обрывок черной повязки «…tsche Wehrm…». Расшифровка остатков этой надписи позволяет предположить, что, скорее всего, это был рядовой или унтер-офицер из немецкого корпуса оказания срочной технической помощи TeNo (Technische Nothilfe).

При этом высота склона, на которой был обнаружен неизвестный, совершенно исключала даже предположение, что он мог быть занесен сюда течением из пролива Вилькицкого. Возможно, это был ремонтник из какого-то нацистского подразделения, обслуживавшего базу в дельте реки Лена, направленный на разведку советского аэродрома у Тикси, но погибший в дороге.

Кроме неясности с истинным предназначением секретной базы в дельте реки Лены есть еще один, можно считать, глобальный вопрос: каким образом могла быть создана столь фундаментально построенная база в далеком советском тылу, да еще в условиях Арктики?

Ведь для сооружения 200-метрового бетонного причала понадобился не один десяток квалифицированных рабочих-строителей и не одна тысяча тонн цемента и металлической арматуры» Да и без наличия на месте специальной техники построить такой причал весьма и весьма проблематично. Более того, все строительные проблемы {а они, безусловно, были) пришлось решать не на территории рейха или хотя бы оккупированной Норвегии, а за 3 тысячи километров от них, да еще в условиях арктического климата. Но раз тайная база есть, то всех специалистов, всю необходимую технику и стройматериалы сюда каким-то образом доставили!

Конечно, можно предположить, что все необходимые грузы, техника и люди были доставлены на борту немецкого рейдера «Комет», который в августе 1940 года проходил через море Лаптевых, Но это предположение абсолютно нереально, ибо высадка столь большой группы строителей и многодневную выгрузку стройматериалов и техники для базы не могли не увидеть наши лоцманы, находящиеся в это время на борту крейсера.

Кроме того, «Комет» вряд ли мог иметь у себя на борту эти грузы, так как рейдер в рекордно короткий срок прошел весь маршрут по Севморпути и для долгой разгрузки (да еще на необорудованное побережье Арктики) у его экипажа просто не было времени. Но тогда кто, как и когда все это доставил и построил в устье Лены?

И еще! Если немецких специалистов-строителей все же увезли после окончания строительства, а простых чернорабочих, скорее всего советских военно-пленных, ликвидировали на месте, то куда же делась вся строительная техника? Вряд ли ее увезли. Видимо, утопили здесь же, где-то рядом с причалом. Поэтому было бы весьма интересным обследовать грунт возле этого причала, что, естественно, значительно проще и перспективнее для ознакомительной экспедиции, чем вскрывать скальные породы, завалившие вход в пещеру. Вот и получается, что сегодня по этой нацистской базе в дельте реки Лены одни вопросы, да еще какие! Но искать и найти ответы на них чрезвычайно важно! Хотя бы из соображений государственной безопасности новой России.

Кстати, мы неслучайно заговорили о безопасности. Ведь все эти и подобные им сооружения, почти как египетские пирамиды, возведены на века! При этом давайте вспомним о нашем, вероятно, почти фантастическом предположении, что одна из баз для фашистских подводных лодок на Новой Земле — это наследие еще времен кайзеровской Германии. Но ведь вполне возможно, что она была активно использована во время войны с Советским Союзом! Так почему бы не предположить, что, может быть, где-то кто-то мечтает о том, что секретные базы Третьего рейха, законсервированные в бывшем советском, а ныне российском секторе Арктики, можно будет активно использовать в случае… впрочем, это уже вопросы не нашей компетенции!

Конечно, можно сказать, что в наши дни подобные предположения вообще нереальны. Но как мы увидим в следующем рассказе, некоторые механизмы, запущенные гитлеровцами более 60 лет назад, продолжают работать и сегодня с точностью швейцарских часов, например механизмы затопления штолен на нацистском заводе в Лиинахамари.

Кстати, хотелось бы обратить внимание на следующий весьма интересный факт.

В настоящее время именно к дельте реки Лены одна из германских фирм, организовала туристический маршрут для жителей Германии и Австрии на теплоходах «Михаил Светлов» и «Демьян Бедный». Только за 2003–2006 годы здесь побывало двенадцать туристических групп, в составе которых было более полутора тысяч немецких и австрийских туристов.

В перспективе рассматривается далее возможность организации где-то в этом районе туристического лагеря для любителей экстремального отдыха. Невольно возникает вполне законный вопрос: «Почему именно здесь, в районе, где когда-то была тайная база нацистов?»

Может быть, кому-то необходимо определить, насколько эта база сохранила свое военное предназначение, или разыскать нечто весьма важное в пещере, заваленной взрывом или на дне у причала?

Уж не в эту ли тайную базу (а совсем не в бухту Нордвик, как долгое время считали советские военные историки) в сентябре 1944 года пытались пробиться вышеупомянутые фашистские подлодки?

Меж тем тайны Третьего рейха еще живут! И не только в удаленных районах советской Арктики, а и в таком давно обжитом районе советского Заполярья, как Печенгская губа. Правда, эту тайну вряд ли можно назвать тайной «районного» масштаба. Скорее всего, ее следует отнести на государственный уровень! Впрочем, судите сами.

Мы жили в небольшой лощине между скал. Наше жилье — только колючая проволока в один ряд, и никаких построек. Здесь было запрещено ходить по одному и тому же месту, чтобы не появились тропинки. и мы знали, что с окончанием стройки ни один из нас уже никогда не вернется на материк.

Это рассказ одного из трех советских солдат, все же сумевших сбежать с совершенно секретного строительства нацистов на берегах залива Девкина заводь (в средней части Печенгского залива) у небольшого поселка Лиинахамари.

С берегами этого залива и сегодня связано множество различных загадок Третьего рейха, и самой главной в этом ряду стоит тайна арктической деятельности германского «призрачного конвоя», а проще — тайна создания фашистского подводного «моста» на Таймыр.

После окончания Второй мировой войны в исследованиях военных историков чаще всего рассматривались отдельные походы судов-блокадопрорывателей, судов снабжения и некоторых подводных лодок Кригсмарине в Южную Атлантику, Индийский или Тихий океан, а также походы боевых германских подлодок в Арктику. А вот деятельность немецких океанских «снабженцев», обеспечивавших германские субмарины в Карском море (возможно, и в море Лаптевых), и особенно транспортных подводных лодок Третьего рейха, до сих пор скрыта за пеленой упорного молчания.

Однако, как оказалось, немецкие подводники гросс-адмирала Денница приходили к берегам советской Сибири не только для того, чтобы охотиться на советские полярные конвои.

В вышеупомянутой книге Ганса-Ульриха фон Кранда «Свастика во льдах. Тайная база нацистов в Антарктиде» подробно рассказано о таинственной германской подводной эскадре «А», чьи субмарины даже официально никогда не числились в составе Кригсмарине. В советской литературе аналоги этого соединения обычно именовались как «личный конвой Гитлера», иногда — «призрачный конвой».

Возможно, что речь здесь идет вообще о двух различных соединениях германских субмарин, которые были нужны рейху либо для выполнения каких-то серьезных военно-хозяйственных задач, либо для отвлечения внимания от секретных рейсов транспортных субмарин из эскадры «А». Ведь не напрасно же господин фон Кранц считает, что «личный конвой» — это бутафория, потому что… профессионалы следов не оставляют. Хотя как могут действовать и не оставлять за собой следов экипажи сразу семьдесят подводных лодок, которые, по разным источникам, находились в составе «соединения призраков» (а с учетом боевых субмарин, переоборудованных в транспортные, — ^ значительно больше)? Такое вряд ли возможно!

Сегодня нам известно, что к подводным лодкам эскадры «А» можно отнести:

Подводные лодки типа ХА изначально строились как океанские постановщики минных заграждений. Работа над проектом была. неожиданно прекращена из-за того, что гросс-адмирал Карл Денниц был принципиальным противником лодок столь значительных размеров.

Подводные лодки типа ХВ были минными заградителями несколько меньшего водоизмещения, но все же оставались самыми крупными лодками в Кригсмарине, Всв 8 субмарин этого типа чаще всего не применялись по прямому назначению, а использовались как подводные «снабженцы». Кроме того, в «призрачное соединение» могли входить 3 подводных крейсера типа XI и неустановленное количество высокоскоростных германских подлодок проекта 476 (тип XVIII).

Вообще, история создания этого секретного подводного соединения запутана еще и тем, что до начала Второй мировой войны штабисты ОКМ не особо задумывались о транспортной деятельности подводных лодок Кригсмарине. Но уже норвежская компания заставила гросс-адмирала Редера пересмотреть боевое использование своих субмарин. Действительно, в интересах частей вермахта и Люфтваффе, ведущих боевые действия в Норвегии, ОКМ пришлось срочно задействовать практически все боевые подлодки для доставки боезапаса и топлива. Но всерьез о подводных транспортах в Германии заговорили только осенью 1942 года, когда возник вопрос о возможном использовании субмарин для осуществления внезапного вторжения немецких войск в Исландию. Поэтому на верфях рейха был заложен и построен подводный транспортный танкер U-459 (тип XIV). За ним еще один и еще… Вскоре в состав Кригсмарине вошли две серии специальных транспортных подлодок: десять подводных танкеров milchkuh (в просторечии «дойные коровы») и четыре подводных торпедовоза.

Эти подводные транспорты предназначались для заправки боевых подлодок, находящихся на океанских позициях. При собственном водоизмещении в 1932 тонны они принимали на борт до 700 тонн дизельного топлива для обеспечения на позициях подопечных «серых волков». Торпедовозы были несколько меньше подводных танкеров. Они имели специальный торпедный отсек, в который принимали 39 торпед.

Всего один подводный танкер в паре с Торпедо-возом обеспечивал продление боевых действий десяти подводных лодок, находящихся на позиции, на срок не менее 30 суток,

Однако в водах советской Арктики подводные танкеры почти не применялись. Вместо них широко использовались малые топливные базы и небольшие склады торпед и мин, созданные на уединенных арктических островах. Здесь рейху понадобились транспортные подлодки для перевозки сыпучих грузов. Как стало известно, после войны ОКМ пришлось переоборудовать под водные транспорты часть серийных субмарин, чтобы использовать их на трассе Севморпути для перевозки с Таймыра спецгруза, а из стран южных морей — ртути и каучука.

Осенью 1943 года для Кригсмарине было заказано 15 подводных лодок (тип XX) с системой «шнорхель». Новые субмарины специально предназначались для транспортировки особо ценных грузов. Одновременно они же могли принимать до 800 тонн жидкого топлива. Однако строительство подлодок этого типа было сначала отсрочено до 1944 года, а затем, по официальным данным, вовсе прекращено. Но так ли это было в действительности, пока не ясно, так как этот проект был непосредственно связан с обеспечением специальными подводными транспортами «призрачного конвоя».

Основным мерилом эффективности деятельности «призрачного конвоя» в водах советской Арктике, скорее всего, было не количество потопленных советских транспортов и кораблей, а количество неких грузов, тихо, словно крадучись, доставленных с Таймыра в порт Лиинахамари и затем, уже после какой-то переработки в штольнях Девкиной заводи, отправляемых в Германию.

Так как это были совершенно особые грузы, документация об этих операциях, безусловно, имеется в каких-то архивах рейха, и ознакомление с ней могло бы рассказать очень многое.

Кроме того, вполне возможно, что нацистская субмарина U-362, которая была уничтожена советским тральщиком Т-116 недалеко от бухты Бирули (Берег Харитона Лаптева), о чем мы уже писали, входила в состав одного из таких подразделений.

Что касается спецгруза, который, вероятно, находится на борту U-362, то его исследование могло бы очень многое рассказать о тайнах Лиинахамарского завода в Девкиной заводи, которым и посвящается этот рассказ. Наверное, сделать это не очень сложно, так как сам факт уничтожения этой субмарины был подтвержден водолазным осмотром еще в годы войны и, следовательно, координаты ее гибели точно известны! Но этим вопросом в СССР никто не занимался, как, впрочем, теперь и в России,

После того как в обзорном порядке мы ознакомились с историей создания и использования в рейхе транспортных подлодок, пришло время рассказать о подскальных тайнах конечного пункта трансарктического «моста» — в то время еще финского порта Лиинахамари, куда в 1942–1944 годах весьма активно приходили фашистские подводные транспорты.

И начнем мы рассказ с краткого обзора истории Лиинахамари.

Интерес к этому району как к части Великого княжества Финляндского, входившего в состав России, немецкие и шведские горнопромышленники прошили еще в 1868 году, когда на берегах Печенегского залива они организовали добычу золота и серебряно-свинцовых руд, У реки Тана, что западнее Печенги, в течение десяти лет им удалось намыть несколько пудов золота, а у тубы Долгой в 1890 году добыть около 8 тысяч пудов свинцовой руды. Как памятник тех прошлых лет на берегу Долгой до сих пор валяются остатки старых рудных вагонеток,

В России в то время мало внимания обращали на рудные богатства Заполярья, в том числе и на природные кладовые в районе Печенгского залива. Здесь было организовано всего два товарищества: русско-финское—"Стефанович-Острем" и «Русско-немецкое горнопромышленное общество», которые в основном вели геологоразведочные работы. Но даже при столь неспешной работе русскими промышленниками в Печенгском районе были найдены перидотиты, с которыми могли быть связаны месторождения хромита, платины и никеля. Но отсутствие достаточного финансирования (еще одна извечная беда в России, — Авт.) очень быстро поставило крест на серьезном освоении Россией найденных месторождений. К тому же фактически сразу же после революции (1920 год).

Согласно Дерптскому (Юрьевскому) мирному договору, Печенга перешла Финляндии, которая тут же образовала в этом районе область Петсамо. Через 5 лет финские геологи то ли обнаружили сами, то ли, используя данные о никеленосных породах, полученные русскими геологами, объявили об открытии богатых месторождений никеля в районе Каула и Каммикиви. Эти находки сразу же привлекли пристальное внимание германской компании «Фридрих Крулп» и канадской компании «Интернейшнел Никел Компании оф Канада» (ИНКО). И в 1934 году финское правительство сдало Печенгу на 4 9 лет в аренду компании ИНКО.

ИНКО образовала здесь свою дочернюю компанию «Петсамон никели», которая приобрела монопольное право на разработку всех выявленных месторождений и начала строительство металлургического завода на реке Колосйоки.

Хотелось бы особо отметить, что любителей военной истории, поисковиков и краеведов Заполярья издавна интересовали таинственные сооружения на побережье Печенгского залива, которые еще перед войной возводили некие строители из Канады.

Этот интерес в первую очередь связан с тем, что канадцы из компании ИНКО вели свои работы на рудниках месторождений Каула и Каммикиви, что более чем в 80 километрах от Печенги. Но что они строили в Лиинахамари? Очередная еще довоенная Лиинахамарская загадка! Может быть, именно здесь через несколько лет это нечто успешно достроили и запустили в дело нацисты?

Но обо всем по порядку, а пока продолжим исторический экскурс.

Еще до начала Второй мировой войны английская Shell и американская компания Esso соорудили в Лиинахамари вместительные емкости под топливо, а шведы построили большой топливный причал для океанских танкеров.

Но дальше всех в освоении прибрежных районов у Лиинахамари попыталась «шагнуть» Германия. Так, еще в 1937 году германские промышленники изъявили желание получить Петсамо в аренду сроком на 99 лет с целью обустроить здесь некую траловую станцию.

Однако было совершенно ясно, что такую станцию в любое время можно легко превратить в базу подводных лодок и военно-воздушных сил. Поэтому немцы получили отказ. Но это не остановило нацистов, так как уже через подставных лиц в Лиинахамари была все-таки создана рыболовецкая германо-итальянская компания «Джисмонди». Но, по-видимому, в планах рейха что-то сорвалось. Возможно, об этом свидетельствует гранитный памятник тридцати двум германским военнослужащим, который был установлен на западном берегу реки Паз (недалеко от поселка Янискоски). На этом памятнике на немецком языке написано: "Они отдали жизнь за фюрера, XII.1939-III.1940". Это еще одна загадка Третьего рейха в Лиинахамари, которую надо обязательно разгадать.

Следующая главная загадка нацистов в Лиинахамари берет свое начало летом 1942 года, когда фактически сразу ясе после провала фашистского блицкрига в советское Заполярье командование Лиинахамарской ВМБ Кригсмарине получило приказ принять, обустроить и обеспечить всем необходимым специальную группу вермахта.

Вскоре в доме, где ранее располагались лишь офицеры местного гестапо, были проведены перепланировка и ремонт. А в январе 1943 года здесь появились малоразговорчивые офицеры в общевойсковой форме с оранжевыми петлицами и кантами на погонах.

С первых же дней прибывшим был выделен быстроходный морской катер, на котором гости каждое утро выходили в район Варангер-фиорда. Экипаж катера, даже при встречах с друзьями, помалкивал. И лишь тот факт, что каждый вечер топливные баки этого катера заполнялись, так сказать, под завязку, а сверх того на борт грузились дополнительных канистры, определенно указывал на дальность поездок офицеров этой зондергруппы.

Одновременно с появлением специальной группы в поселок Лиинахамари стали прибывать квалифицированные специалисты горного дела (собранные по всему рейху), а в особый барак ближайшего концлагеря — физически здоровые военнопленные из двух концентрационных лагерей: у поселка Эльвенес (близ Киркенеса) и у горы Порвиташ (юго-восточнее Никеля). Вход в этот барак был запреш;ен всем, включая и солдат охранных частей.

В июне 1943 года к лиинахамарскому причалу пришвартовалось судно, доставившее из Германии передвижные компрессорные станции, предназначенные для буровых работ, и специальное оборудование для горного бурения.

Большую часть доставленного оборудования разместили в закрытой зоне, часть увезли в сторону мыса Нумеро-Ниеми (на входе в Печенгский залив), а несколько комплектов с помощью вагонеток канатной дороги отправили к прифронтовому хребту Муста-Тунтури. Очень скоро пробивание штолен и казематов в скалах на территории спецстроя стали вести круглые сутки. Одновременно с этим началась реализация грандиозного плана по обеспечению района Лиинахамари всеми видами защиты.

Так, например, для обеспечения противодесантной обороны на мысе Крестовый, с которого хорошо просматривался вход в Печенгский залив, в первые же дни строительства у уреза воды была установлена 150-миллиметровая батарея, а несколько выше — 68-миллиметровая зенитная батарея. Орудийные дворики этих батарей были Выложены камнем, командный пункт, несколько убежищ для личного состава и склады боезапаса были надежно укрыты под мощным покровом прибрежных скал.

На входе в базу были установлены противоторпедные сети, а на мысе Нумеро-Ниеми — подскальная станция дымопуска.

Одновременно на полуострове Ристи-Ниеми и рядом с перешейком между озерами Кянтеярви и Хихнаярви началось строительство бетонированных котлованов, предназначенных для установки четырех 210-миллиметровых орудий, которые должны были намертво «запереть» Мотовский и Кольский заливы. Эта батарея имела мощные подскальные казематы и ходы сообщения.

Кроме того, две артиллерийские батареи среднего калибра были установлены на входных мысах Ристи-Ниеми и Нумеро-Ниеми. Единственная дорога к ним с восточной стороны была прикрыта 2-метровой каменной стеной, толщина которой достигала почти 1,5 метра.

На подходах к озеру Пура-ярви были построены специальные противотанковые ворота, хотя использование танков в условиях тундры было весьма проблематичным. Высота ворот достигала 3 метров, а их мощные створки двигались с помощью электромоторов. Ни один танк, ни одна автомашина не могли миновать это препятствие, не подставив свой борт под смертельные удары снарядов соседней противотанковой батареи.

На западной стороне прибрежной горы Валкелкиви-Тзштури, под мощными скальными породами, был построен торпедный комплекс, в состав которого входили три торпедные установки, Их станки с торпедными желобами были направлены в сторону залива через специальные амбразуры. Под этим комплексом были вырублены разветвленная подскальная система ходов и вместительное хранилище для торпед. Этот торпедный комплекс полностью перекрывал вход в Печенгский залив на всю его ширину.

С воздуха весь Петсамо-Лиинахамарский район вместе с Печенгским заливом надежно прикрывался истребителями сразу с четырех(!) аэродромов, специально построенных в этом районе. Такого мощного оборонного комплекса (с моря, воздуха и суши) на Скандинавском полуострове не имела ни одна нацистская база (в том числе и та, где базировался суперлинкор «Тирпиц»).

Этот весьма странный факт создания необычно мощной обороны района Петсамо-Лиинахамари советские историки всегда объясняли тем, что, мол, в этом районе находились основные никелевые разработки Германии, расположенные всего в 40 километрах от линии фронта- И именно их Третьего рейх был вынужден особо охранять,

Но так ли это было в действительности? Скорее всего, нет!

Действительно, охрана объектов на берегах бухты Девкина заводь прямо указывает на то, что где-то здесь фашисты производили какие-то работы, имевшие огромное значение для рейха и составлявшие не только особую государственную тайну, но еще и чрезвычайно опасные для жизни человека. Последнее может подтверждаться тем, что, как известно, на всех стратегически важных для Третьего рейха стройках всегда использовался квалифицированный труд исключительно германских военных строителей.

В Лиинахамари же специальные рабочие команды и саперные подразделения вермахта проводили работы на строящемся секретном объекте только летом 1942 года в течение первых двух-трех месяцев. Затем все немецкие строители были срочно вывезены со стройки и переброшены во Францию и Норвегию для строительства бункеров по спецзаказу Кригсмарине. А на их место были пригнаны советские военнопленные.

Пленные рубили в скалах Девкиной заводи многометровые штольни для сооружения цехов какого-то завода и даже… подскальные помещения для госпиталя. Строительство велось в условиях такой секретности, что даже немецким артиллеристам с соседних батарей было строго запрещено появляться на территории спецстроя {11} и тем более заходить в штольни.

Через каждые две-три недели в эти штольни для продолжения работы доставляли новые команды советских военнопленных из специального барака. При этом их предшественники, ушедшие на строительство ранее, обратно в барак никогда не возвращались! К работе столь массовой и хорошо отлаженной "фабрики смерти" оказались не готовы даже офицеры лиинахамарского гестапо!

Куда же исчезали наши соотечественники? До сих пор эту тайну надежно хранят штольни Девкиной заводи и, естественно, документация на этот завод, безусловно находящаяся где-то в архивах бывшего Третьего рейха.

Своеобразным продолжением этой лиинахамарской загадки остается то, что штольни цехов завода и палаты госпиталя, находясь значительно выше уровня Баренцева моря, постоянно затоплены морской (!) водой. Любые попытки ее откачать — безуспешны, так как первоначально вода из затопленных сооружений вроде бы начинает уходить, а затем, словно по команде, очень быстро вновь заполняет все помещения, вырубленные в скалах Девкиной заводи. При этом механизм системы «самоликвидации» безотказно работает уже на протяжении 65 лет. Самым парадоксальным представляется то, что за все годы, прошедшие со дня окончания Великой Отечественной войны, не было сделано ни одной серьезной попытки (на государственном уровне) раскрыть секрет этого странного и одновременно уникального строительства. Хотя представляется совершенно очевидным, что если невозможность откачки морской воды, например, из подземелий Калининграда объясняется тем, что все эти помещения расположены ниже уровня моря и где-то открыты заглушки тайных шлюзов, то в случае с Девкиной заводью все наоборот, так как все подскальные сооружения находятся существенно выше уровня моря. Значит, где-то рядом и сегодня продолжают работать мощные насосы и некая энергетическая установка, питающая их.

Но где это укрыто, что за энергия более полувека заставляет бесперебойно работать эти насосы (если это вообще насосы) и как вообще работает вся эта система затопления, никому неизвестно. И наконец, неужели в течение стольких десятилетий никому не было интересно узнать устройство всей этой системы?

Меж тем если затопление тайного военного завода еще можно как-то объяснить необходимостью сохранения секретности производства, то почему же затоплен и столь тщательно скрыт от посторонних глаз госпиталь? А может, он был не совсем обычным госпиталем? И это далеко не праздные вопросы, так как достоверно известно, что в течение трех военных лет в Лиинахамари находилась не только база для обуучения и отправки никеля в Германию, но еще и предприятие по переработке нечто, что доставлялось сюда германскими субмаринами откуда-то из Арктики и дальше срочно отправлялось куда-то в Германию!

Причем есть сведения, что эти грузы доставляли в специальных контейнерах, размещаемых вне прочного корпуса подводного корабля. Если к этому добавить факты массового и бесследного исчезновения всех, кто работал в цехах этого страшного подскального монстра, то возникает вполне обоснованное предположение, что здесь нацисты вели работы с некоторыми компонентами того самого «оружия возмездия», о котором так мечтал Гитлер?

Возможно, работы этого предприятия были связаны с обогащением какого-то радиоактивного сырья, имеющего в своем составе альфа — излучающие изотопы, в принципе достаточно безопасные для внешнего облучения человека. Правда, только внешнего облучения! Но не дай бог, если такой изотоп каким-либо путем, например в виде газа или пыли, попадал во внутрь человеческого организма. Тогда смерть была неизбежна, и в достаточно короткие сроки!

Примером подобного может служить нашумевшая во всем мире смерть британского подданного господина Литвиненко, по официальной версии, в одночасье погибшего тоже от альфа- излучающего изотопа полония.

И если к вышеизложенной версии добавить наличие непосредственно на заводе еще и секретного госпиталя, то это только укрепляет подозрение о существовании в штольнях Лиинахамари производства по переработке каких-то радиоактивных материалов,

Возможно, что все это только наши фантазии, но ведь как таковые когда-то расценивались и мечты Адольфа Гитлера о создании ядерного «оружия возмездия», которое сегодня уже имеется на вооружении, причем не только в США и России.

Кстати, если на берегах Девкиной заводи действительно что-то делали по сверхсекретной программе, связанной с «оружием возмездия», то тогда полностью объясняются все те сверхчрезвычайные меры, которые были приняты нацистами для обороны района Петсамо-Лиинахамари, а также бесследное исчезновение в штольнях Девкиной заводи советских военнопленных, работавших на этом заводе.

Конечно, госпиталь, как и груз подводной лодки U-362, о которой мы уже писали, могли бы многое рассказать не только о судьбе находившихся здесь, но и собственно о самом заводе. Могли бы, но для получения этих сведений надо суметь осушить подскальные сооружения на берегах Девкиной заводи или поднять образцы груза с затопленной U-362.

А так как пока этого сделать не удается, выходит, что каких-либо данных о спецстрое и предполагаемой (или реальной) его «продукции» сегодня в России не знает никто! Однако совершенно невозможно даже предположить, что не осталось подробной технической документации и соответствующих отчетов о результатах деятельности подобного сверхсекретного предприятия- Следовательно, мы опять уперлись в архивы Третьего рейха, где надо искать эти документы.

Но чтобы добраться до архивных хранилищ такой категории, нужны соответствующие согласования на межгосударственном уровне! Вероятно, теперь такие договоренности и согласования вполне возможны и даже необходимы хотя бы потому, что абсолютно секретное бывшее нацистское предприятие, размещенное еще во время войны на советской, а теперь уже российской территории, фактически остается в готовности к исправной работе! Поэтому узнать, что же скрывается в штольнях Девкиной заводи и окружающих ее подземельях — это не только наше право, а даже долг и обязанность перед будущими поколениями россиян! Это дает надежду на то, что занавес тайны над Девкиной заводью и деятельностью Лиинахамарского порта в 1942–1944 годах все же будет поднят и что это произойдет уже в ближайшее время!

Оглавление


Источник: http://www.tinlib.ru/istorija/arkticheskie_tainy_tretego_reiha/p10.php


Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках

Причал на бочках